Дело Силакова

Автор: | 10.05.2016

Радужные перспективы

В 2008 году предприниматель Александр Силаков осуществил геологическую разведку месторождения «Астафьево» во Владимирской области. Компания «Центрстройинвест», возглавляемая Силаковым, в 2009 году получила свидетельство о первооткрывательстве и лицензию на право разработки месторождения.

На месторождении появился карьер, горнодобывающее и обогатительное оборудование, было организовано порядка 100 рабочих мест для местных жителей. Была поставлена цель – развить месторождение, наладить добычу полезных ископаемых, чтобы реализовывать качественные и востребованные строительные материалы во Владимирской и соседних областях. Во многом эта цель была достигнута.

В идеале Александр Силаков планировал создать на базе «Астафьево» полноценный горно-обогатительный комбинат. Появление в регионе 2-3 подобных комбинатов могло существенно улучшить социально-экономическое положение в области и сделать рынок более прозрачным и перспективным. Эта инициатива Александра Силакова была поддержана администрацией области и Федеральным агентством «Роснедра».

Однако собственных средств на планируемое развитие у «Центростройинвеста» не хватало. Тогда Силаков публично заявил о поиске соинвесторов проекта. Чуть позже о своём интересе совместно развивать месторождение заявил бизнесмен Игорь Чекалин, занимавшийся жилищным строительством и имеющий связи в администрации Владимирской области.

Охота на бизнес

Силаков и Чекалин готовились к подписанию соглашения о партнёрстве, но вдруг ситуация в одночасье изменилась. Неожиданно Чекалин потребовал продать ему месторождение по бросовой цене. В случае отказа он обещал Силакову многочисленные проблемы, отъём месторождения и разрушение бизнеса. При этом он говорил о своих хороших знакомствах со многими владимирскими и московскими чиновниками, заявляя, что у них также есть нешуточный интерес к «Астафьево». Тем не менее, Силаков отказался отдавать месторождение.

Вскоре после этого, в 2015 году, у компании «Центрстройинвест» отозвали лицензию на право пользования участком недр – угрозы Чекалина воплотились в реальности. Параллельно с этим был осуществлён бандитский захват площадки «Центрстройинвеста» на месте проведения карьерных работ.

В марте 2016 года лицензию на разработку «Астафьево» выдали уже подконтрольной Чекалину фирме «Техноресурс».
В то же самое время в рамках рейдерского захвата предприятия началась кампания по инициированию банкротства «Центрстройинвеста».

Никто даже и не скрывал, что все эти действия – своеобразная месть Силакову за его принципиальность и неуступчивость. Об этом предпринимателю говорил не только Чекалин, но и директор департамента природопользования администрации Владимирской области Алексей Мигачёв и глава «Корпорации развития Владимирской области» Сергей Бородин. Они также настаивали, чтобы Силаков «добром» отдал месторождение, обещая неприятности при отказе.

Борьба за свои права

Разумеется, Александр Силаков не сидел, сложа руки. Он пытался активно сопротивляться административно-бандитскому давлению на свой бизнес. Но практически все законные методы противостояния царящему беспределу оказались неэффективны. Множество официальных заявлений в различные правоохранительные и силовые структуры, обращения и жалобы в органы государственной власти на региональном и даже федеральном уровне в большинстве своём остались без ответа и должного реагирования.

При этом факты, подкреплённые ссылками на законодательство России и соответствующими доказательствами, были «железобетонными»: право на разработку месторождения было предоставлено фирме «Техноресурс» незаконно, без необходимого аукциона, а право первооткрывательства Александра Силакова было проигнорировано; рейдерский захват имущества компании «Центрстройинвест» подтверждён многочисленными фотографиями и показаниями; следствием выявлены факты фальсификации документов и мошенничества в деле о банкротстве компании «Центрстройинвест»…

Эти и многие другие моменты подозрительным образом игнорировались чиновниками всех уровней. Александр Силаков в буквальном смысле стучался во все двери в попытках восстановить справедливость, но двери либо оставались закрытыми, либо те, кто обязан реагировать на подобные нарушения, просто пропускали его историю мимо ушей.

В этой ситуации трудно было не вспомнить слова Чекалина, что у него «всё схвачено» и что он «заносит, кому надо» в довольно высоких властных кабинетах. Да и объявляющиеся время от времени «посредники», предлагающие всё то же решение – отдать месторождение и прекратить борьбу – логически наталкивали на мысль, что «Астафьево» попало в сферу интересов довольно серьёзных властно-коррупционных кланов.

Власть безмолвствует

В ноябре 2017 года Алексей Мигачёв был помещён под домашний арест и сейчас в его отношении ведётся следствие. Ему вменяют в вину как раз тот самый факт предоставления «Техноресурсу» лицензии на безаукционной основе.

Годом позже, в конце 2018 года Игорь Чекалин был осуждён и приговорён к 6 годам лишения свободы. Произошло это, правда, не по фактам давления на Александра Силакова и отъёма у него месторождения и бизнеса, но тот факт, что преступник получил по заслугам, не может не радовать.

Между тем, конфликт вокруг месторождения «Астафьево» не затихает. Банкротство компании «Центрстройинвест» продолжается, не прекращается оказание разнообразного давления на самого Александра Силакова – от попыток возбуждения уголовных дел по надуманным основаниям до угроз физической расправы.

В то время, когда губернатором Владимирской области была Светлана Орлова, многие намекали Силакову на причастность её окружения к гонениям на предпринимателя. Однако после смены власти в регионе ничего не поменялось: чиновники по-прежнему не хотят выполнять свои прямые должностные обязанности и восстанавливать справедливость в делах, схожими со случаем Силакова.

Публичная позиция предпринимателя почему-то раздражает представителей власти, при этом поступать по закону и совести сами они не хотят. Поневоле станешь задумываться: то ли все заинтересованные фигуранты-чиновники во Владимирской области остались при новом губернаторе на своих местах, либо это системное властное свойство.